Майструк, Владимир Федорович/Постановление от 18.09.1941 о прекращении дела

Материал из Кадровый состав НКВД 1935-1939
Перейти к: навигация, поиск

«Утверждаю» Зам. нач. УНКВД Новосибир. обл. капитан госбезопасности (Плесцов)

«18» сентября 1941 года



П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

Гор. Новосибирск «17» сентября 1941 г.

Я, ст. следователь Следчасти НКВД УССР – мл. лейтенант госбезопасности Губенко, рассмотрев материалы следственного дела №147285 по обвинению Ширина Лазаря Наумовича, Пришивцина Антона Яковлевича, Данилейко Георгия Петровича, Майструка Владимира Федоровича в преступлении, предусмотренном ст. 206-17 п. «б» УК УССР и Бутенко Николая Степановича в преступлении, предусмотренном ст. 206-17 п. «а» УК РСФСР

НАШЕЛ

...Обвиняемый Ширин арестован 18-го декабря 1940 года за извращение социалистической законности, проведение необоснованных арестов, фальсификации следственных документов при допросах арестованных, применение методов физического воздействия к арестованным […] Обвиняемый Ширин будучи врид. зам. нач. отдела подписал три оперативных листа на арест 200 человек по области.

Как установлено следствием и на судебном заседании, что все санкции по этим оперлистам были даны первоначально – Бутенко быв. пом. нач.УНКВД, это же видно из подлинников его подписей на оперативных листах. Впоследствии эти оперлисты через секретариат УНКВД попадали начальнику отделения Данилейко, последний их перепечатывал в общие оперативные листы, затем Шириньш и Данилейко они были подписаны и направлялись прокурору для дачи санкции на арест их. В отношении незаконных методов следствия со стороны обв. Ширина установлено из его же показаний, что в отдельных случаях когда он был убежден и знал, и с санкции руководства, мог применить физические воздействия к арестованному врагу, что же касается системы групповых допросов, то последняя была введена начальником УНКВД – Кораблевым, до того что Ширин прибыл на работу в УНКВД по Виннице. Показания свидетелей – быв. арестованных по данному делу являются неконкретными, подчас сомнительными, а следствием факты указанные свидетелями не проверены, в частности: свидетель – Юрьев показывает, что Ширин, Пришивцын и другие добивались у него вымышленных показаний путем применения к нему мер физического воздействия. Обвиняемые Ширин, Пришивцын и другие категорически отрицают показания свид. Юрьева […] Свидетели – Кобылянский, Василенко и другие так же показали, что со стороны Ширина и других следователей к ним были применены физические меры воздействия […]

Все эти свидетели были допрошены в 1939 году, на предварительном же следствии и на суде эти свидетели не передопрашивались, хотя обв.Ширин опровергал их показания конкретными фактами. Показания свидетелей арестованных по делу к-р. организации «Бунд»– Борисова, Зака и др. о применении к ним Шириным физических мер воздействий так же следствием не проверены и вызывают сомнения […]

Свид. Борисов показывает о том, что следователи Гуня и Антонов его допрашивали в пьяном виде и избивали его и последние в заключение над ним инсценировали расстрел на кладбище. Эти факты следствием так же не проверены – Гуня и Антонов по этому вопросу не допрошены. Свидетель Зак утверждает, что меры физических воздействий к нему применялись Шириным и Гелером, а потом в течение 10 суток и Пришивцыным, что последний ему предлагал писать заявление на имя следователя. Пришивцын категорически отрицает о допросе им вообще когда либо Зака. Таким образом показания свидетелей по делу вызывают сомнения в их правдоподобности. Из материалов дела видно, что обвиняемый Ширин еще будучи допрошенным как свидетель по делу честно и правдиво рассказал о проводимых извращениях в УНКВД по Винницкой области в 1938 году, а также о своем участии в них. Однако никаких корыстных побуждений или личной заинтересованности у него не было, а работая в тот период, считал эти явления нормальными и выполнял указания руководства УНКВД по Винницкой области […]

Обвиняемый Пришивцын в мае 1941 года был вызван военным трибуналом в качестве свидетеля по делу Кораблева – быв. нач. УНКВД по Винницкой области. В процессе судебного следствия была выявлена причастность Пришивцына к незаконным методам следствия и фальсификации дела Юрьева, допускавшего вместе с Шириным и Майструком физические методы воздействия к арестованным, в целях принуждения их к даче вымышленных показаний. Кроме того Пришивцыну была инкриминирована причастность к массовым безосновательным арестам граждан по оперативным листам без всякой проверки действительного наличия компрометирующих материалов, на лиц намеченных к аресту. В процессе следствия установлено, что Пришивцын следствие по делу Юрьева не вел, а лишь периодически заходил в кабинет следователя и беседовал с Юрьевым по вопросу относящегося к его обвинению […] Обвиняемый Пришивцын как и другие лица имевшие отношение к делу Юрьева утверждают, что к последнему не применялось никаких незаконных методов следствия […] Что же касается причастности обв. Пришивцына к массовым безосновательным арестам, то из материалов дела видно, что будучи зам. нач.УНКВД Пришивцын никаких массовых арестов не проводил, и к этому времени вообще аресты по Винницкой области прекращены, а обвиняемый Пришивцын занимался только окончанием следственных дел на арестованных к тому времени. Обвиняемый Пришивцын будучи же до этого врид. нач. 2 отдела УНКВД, действительно наложил санкцию «согласен» на арест по 42 справкам, подлежащих к аресту на разный к-р элемент, на которых имелись агентурные и следственные материалы, что не является массовостью арестов, так как в Винницкой области было 36 районов […]

Данилейко арестован 5 мая 1941 года Военным Трибуналом войск НКВД Киевского округа по обвинению в причастности к массовым необоснованным арестам по оперативным листам, а также к избиениям арестованных, групповым допросам, что повлекло за собой смерть в тюрьме арестованного Павлюка ?, причины коей Данилейко были скрыты. В процессе следствия установлено, что Данилейко Г.П. в июле месяце 1938 года будучи начальником отделения У НКВД по Винницкой области действительно подписал три оперативных листа на арест 200 человек. Но эти оперативные листы были подписаны ранее Бутенко пом. нач. УНКВД и Другобицким зам. прокурора по спецделам […]

Что касается смерти Павлюка И.М., то как это видно из справки врид.нач.Внутренней тюрьмы от 18 августа 1938 г. установить когда и кто лично его вызывал последний раз на допрос и по чьему распоряжению Павлюк был отправлен в больницу – данных нет […] Майструк был также арестован 5-го мая 1941 года Военным Трибуналом войск НКВД Киевского округа, а затем 22 мая с.г. освобожден следчастью НКВД УССР под подписку о невыезде. Определением трибунала Майструк был взят под стражу за применение незаконных методов следствия в 1938 году, фальсификацию протоколов допроса подследственных по делам арестованных по подозрению в к-р. деятельности, были сфальсифицированы дела на партийно-советский актив г. Винницы, по коему были переданы суду и осуждены ряд лиц, в том числе быв. 3-й секретарь обкома КП(б)У – Юрьев и др., а также при активном участии Майструка тогда же сфальсифицировано было дело Уринцева, Эпельбаума, Когана и др. по подозрению в принадлежности к к-р. организации «Бунд», о чем путем применения физических мер воздействия, у всей этой группы арестованных были получены вымышленные показания[…] Из дела так же видно, что 2 отделением 2 отдела УНКВД начальником которого был в то время Редер разновременно на протяжении июля и августа месяца 1938 г. были арестованы с санкции областного прокурора Тернивского и его заместителя по спецделам Другобицкого, группа лиц в количестве 15 человек быв. партийных и советские работники. Эти лица были арестованы на основании показаний других арестованных.

Таким образом устанавливается, что ничего по этой группе арестованных Майструк не фабриковал, да и не мог фабриковать по той причине, что никакого отношения к этому делу не имел […] К Юрьеву же, как это видно из показаний ряда лиц, имевших отношение к его делу, физических мер воздействий не применялось, а дал показания о своей к-р. деятельности без всяких принуждений. В части второго пункта обвинения в отношении Майструка – о фальсификации дела им к-р. организации «Бунд» по которому проходили –Уринцов, Эпельбаум, Коган и др. Так же следствием полностью не доказано, ибо строить обвинение только лишь на основании показаний свидетелей быв. арестованных, которые являются до некоторой степени сомнительными, нельзя и вот почему: по делу к-р. организации «Бунд» проходило 14 человек, дело их слушал областной суд, на суде выступали два защитника. Никто из обвиняемых на суде не заявил о том, что применяли к ним меры физических воздействий. За исключением 3-4 человек признали полностью свою вину и подтвердили данные ими показания на предварительном следствии. В кассационных жалобах они так же признавали свою вину и просили лишь смягчения им приговора. Верховный Суд Украины рассматривая это дело приговор Облсуда утвердил, Верховный Суд СССР при рассмотрении этого дела так же никаких нарушений законов следственного и судебного делопроизводства не нашел и приговор по делу утвердил, изменив лишь меру наказания несколькими осужденным расстрела на 10 лет и лишь только (уже после постановления ВК ВКП(б) и СНК СССР от 17 ноября 1938 года об извращения в работе органов НКВД) когда заключенные по этому делу отбывали наказание в лагерях, хлынули в руководящие правительственные органы и судебные инстанции заявления о всевозможных избиениях на следствии. На основании этих заявлений, последние решением Верховного суда были освобождены, а дело прекращено […]

Определением Трибунала войск НКВД Киевского округа от 5 мая 1941 года Бутенко был привлечен к ответственности под подписку о невыезде за причастность к массовым, безосновательным арестам граждан по оперативным листам, на коих Бутенко делал отметки об аресте граждан без всякой проверки компрометирующих материалов на лиц, намеченных к аресту. Бутенко следствием после привлечения Трибуналом его к ответственности не допрашивался по существу предъявляемых ему обвинений. Из материалов же дела видно, что Бутенко действительно будучи пом.нач. УНКВД по Винницкой области на ряде оперативных листов и справок, прибывших из районов проставлял отметки против фамилии – «арестовать», но в этих оперлистах было наличие компрометирующих материалов на того или иного лица […]

Таким образом из материалов дела явствует, что преступления, совершенные обвиняемыми никаких тяжелых последствий не повлекли за собой. Показания свидетелей по делу являются неконкретными, а подчас сопредставляется возможным. Учитывая социально близкой нам прослойки обвиняемых и обстановку данного периода и нахождения двух обвиняемых по данному делу на свободе, а также нецелесообразности содержания под стражей остальных обвиняемых

Постановил:

Следдело № 147285 по обвинению Ширина Лазаря Наумовича, Пришивцына Антона Яковлевича, Данилейко Георгия Петровича, Майструка Владимира Федеровича и Бутенко Николая Степановича в силу ст. 204 п. «б» РСФСР производством прекратить. Обвиняемых Ширина Л.Н., Пришивцына А.Я., Данилейко Г.П. из-под стражи освободить, а в отношении Майструка В.Ф. и Бутенко Н.С. отменить подписку о невыезде. ст. следователь НКВД УССР мл. лейтенант госбезопасности (Губенко)

Согласен: начальник следгруппы НКВД УССР мл. лейтенант госбезопасности (Лесной)

ГА СБУ. Д. 47806-ФП. – Т. 1.- стр. 354-361. Машинопись. Оригинал.