Ольберт, Липа Айзикович

Материал из Кадровый состав НКВД 1935-1939
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ольберт, Липа Айзикович (Леопольд Аркадьевич). Национальность — еврей. Родился в 1898 году. Информации о смерти нет.

Персональный пенсионер союзного значения с 01.09.1956.

Источники и дополнительная информация: личное дело персонального пенсионера в комиссии СМ СССР (ГАРФ. Ф. 10249. Оп. 4. Д. 5556).

Прохождение службы

Отсутствуют сведения о назначениях.

Звания

Отсутствуют сведения о присвоении званий.

Награды

дата награда источник
Награждение 1934знак «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (XV)»Приказ ОГПУ СССР (1934)

Иные упоминания

дата описание источник
15.05.1937включен в список от 15.05.1937 (Москва — Центр: троцкисты, 2-я категория) Сталинские расстрельные списки — часть 1 из 4

Дополнительные сведения

Ольберт Липа (Леопольд) Айзикович (1898, г. Прилуки Полтавская губерния-?).

Еврей. В КП. Образование: среднее.

Учился в гимназии; член подпольной группы, г. Киев 19- 20; в распоряжении Киевского губкома КП(б) Украины 20- 20; пом. контролера отдела гос. контроля Киевской губернии 20- 20; служил в РККА с 1920; политработник; в органах ОГПУ; сотрудник ГПУ Украинской ССР.

Награды: Знак Почетный работник ВЧК-ГПУ (XV) 1934.

Источники: РГВА, ф.27421, оп.1, д.8.

— Да, так вот, Игорь, — продолжал Петр Леонидович, глядя в потухший камин. — Встречать жену и детей я поехал на границу сам, но, чтобы со мной ничего не случилось, ко мне приставили человека. Его звали Леопольд Ольберт. Его назначили моим заместителем. Перед этим он тоже был заместителем у Вавилова в Оптическом институте. Только через некоторое время мне удалось-таки от него отделаться… Однако после смерти Берии, когда перетрясали органы, он, по-видимому, остался без работы и просился ко мне в институт, но я его не взял, и он очень обиделся. Аня, расскажи, как ты его обезоружила, — внезапно оживляется Петр Леонидович.

— Да, я его обезоружила, — вспыхнув, как девушка, радостно сообщает Анна Алексеевна, вытирая стол после ужина. — Мы уже подъезжали к Москве, после того как Петя встретил меня в Негорелом. Мы с Петей сидели в одном купе с Ольбертом. “Да, Анна Алексеевна, — говорил он, — я поехал с Петром Леонидовичем, чтобы не дать злоумышленникам увезти его за границу, если бы они захотели это сделать”. — “А как бы вы смогли их задержать?” — “Очень просто, с помощью оружия”, — ответил Ольберт улыбаясь. “Значит, у вас есть оружие?” — “Конечно”, — ответил Ольберт. “И сейчас есть?” — “И сейчас…” — “Не может быть, покажите”. Ольберт достал револьвер. “Так он же не заряжен, дайте-ка я посмотрю. Так люблю оружие”. Револьвер оказался в моих руках. “Ну а теперь не шевелитесь, я вас арестовываю”.

Вы бы видели его лицо, Игорь, когда я сказала, что мне надоело держать его под арестом и сейчас я просто выброшу револьвер в окно. Как он умолял меня, став вдруг другим человеком… Это Петя его пожалел, сказал: “Отдай ему “игрушку””…


Игорь Зотиков. Три дома Петра Капицы. — Новый Мир, 1995, № 7

Смородин рекомендовал на место директора [Ленгинцветмета] Леопольда Аркадиевича Ольберта – члена партии с февраля 1918 года, красногвардейца и украинского партизана в тылу Деникина, участника восстановления севастопольского военного флота, ответственного работника северо-западного бюро ЦК ВКП(б), в последнее время заместителя заведующего организационным отделом Василеостровского райкома.

До этого я видел Ольберта только один раз. Теперь, когда судьба близко свела вас, я получил возможность по-настояще­му разглядеть его?

Среднего роста, плотный, в очках, с зачесанной назад ше­велюрой, подвижный, порывистый, с живым выразительным лицом и мгновенной реакцией – он сразу же понравился мне. Другие его качества – природный ум, неизменную благожелательность, инициативность, энергию – я оценил несколько позднее. Осо­бенно импонировало то, что он не боялся трудностей и ответ­ственности – основные качества, которыми, по моему глубоко­му убеждению, должен обладать каждый стоящий директор. Юрист по образованию, Ольберт не мог, конечно, вдавать­ся в тонкости техники и технологии, но, каким-то верхний чутьем, быстро и безошибочно ориентировался в политической и промышленной значимости каждой проблемы, и исходил из это­го в своих решениях.

И, хотя Олъберт впервые оказался во главе научного уч­реждения, но вскоре был назначен уполномоченным НИС’а Наркомтяжлрома по Ленинграду, что сразу же сделало нам мо­лодой институт Меккой для остальных и обусловило его при­вилегированное положение.

После Ленгинцветмета Ольберт некоторое время директор­ствовал в Государственном оптическом институте, где заме­стителем его был будущий президент Академии наук СССР ака­демик Сергей Иванович Вавилов. Затем, в качестве заместите­ля академика Петра Леонидовича Капицы, отстроил в Москве Ин­ститут физических проблем, а к 1937-му году возглавлял уп­равление строительства всей Академии.

Встретились мы после многолетнего перерыва лишь в 1956 году. Пройдя через годы тяжких испытаний, Леопольд Аркадие­вич, невзирая на телесные недуги, в полной мере сохранил молодость души, жизнерадостность, бурнопламенность, наконец, неукротимую потребность в активной общественной деятельнос­ти, которой он – персональный пенсионер, как ныне принято почему-то подчеркивать, союзного значения – самозабвенно от­дает все время, все силы и мысли.


Наум Соломонович Грейвер (1900-1971). Воспоминания. Первые инженерные шаги. Ванадиевая эпопея.